Подмосковные леса атакуют насекомые-вредители. На борьбу с ними призвали их сородичей

Просмотрено: 159 раз  |  

Подмосковные леса атакуют насекомые-вредители. На борьбу с ними призвали их сородичей

В последние годы нашествие на деревья в окрестностях столицы жука-короеда стало настоящим бедствием. Но оказалось, что это всего лишь маленькая неприятность – куда страшнее бабочка шелкопряд-монашенка, уничтожающая деревья в считанные дни. Их решено попытаться уничтожить «биологическим оружием».


Для начала в двух словах расскажем далёким от природы читателям о первой напасти. Примерно с 2010-ого года леса Подмосковья почти повсеместно терроризируют упомянутые жуки-короеды. Уже полностью погибли десятки тысяч гектаров «московских лёгких», которые и так крайне слабы для мегаполиса подобных масштабов. Единственным способом борьбы с жуками на сегодняшний день является выявление и вырубка заражённых деревьев, хотя, судя по результатам, «Рослесозащита» даже с этой задачей не особенно справляется. Тем более что этому «хирургическому вмешательству» препятствует закон, предписывающий сначала продать, и только потом пилить. А кому нужна заражённая древесина?

И тут у короедов появился практически непобедимый союзник. Шелкопряд-монашенка не просто медленно портит строевые стволы. Её гусеницы с невероятной скоростью пожирают иглы хвойных пород, те самые, которые должны быть вечнозелёными. Побеги и почки для гусениц входят в разряд деликатесов. Учитывая численность и скорость размножения вредителя, есть вероятность, что вскоре Подмосковье может превратиться если не в пустыню, то в степь. При этом  наука, по существу, не знает иных проверенных методов противодействия, кроме уничтожения куколки или самих гусениц вручную. Но это практически бессмысленно. Даже если всех москвичей мобилизовать на эту битву, многомиллионное численное превосходство «противника» не оставляет шансов на победу.

Учёные, вероятно, будут вынуждены тоже прибегнуть к помощи союзников из числа насекомых. У шелкопряда-монашенки в природе есть только один естественный враг, способный выдержать такое противостояние. Это другой паразит —  энтомофаг, откладывающий яйца в куколку бабочки и пожирающий её изнутри.

Расчёт делается на то, что энтомафаги живут только один сезон, а на другие виды бабочек, якобы, не покушаются.

На одной из опушек леса под Можайском уже начат рискованный эксперимент: 30 тысяч энтомофагов, выведенных в искусственных условиях, выпущены на волю. Через двадцать дней станет ясно, кто же победит в войне «чужих» против «хищников». Если сражение закончится в пользу энтомофагов, их «призовут» на службу во все хвойные леса под Москвой.

Сомнение остаётся только в одном – что будет, если «союзники» вдруг мутируют и откажутся умирать. Когда кончатся шелкопряды, они вполне могут переключиться на пожирание кого-нибудь другого. Ну, или чего-нибудь…

Поделиться:
  1. Роман Лазуркин

    И что интересно, судя по реакции на материал, общество это совершенно не волнует? А откуда эта дрянь, а кто её наслал, а что будет, если… Подсказываю, потому что думать разучитесь!

  2. Ну да. Все на борьбу с шелкопрядом-монашенкой (при чем сомнительную борьбу, которая еще неизвестно чем кончится), а с короедами борьба, видите ли, бессмысленна и ей препятствует некий закон. Разве здесь есть на что надеяться?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>